НК

Наш Кушмурун

87774157000

admin@kushmurun.com

Последние комментарии

  • Витек Витек 13.08.2018 20:14
    Кстати, Юра, тебя аким боится , реально, приговаривая, "тут еще этого при...ка с фотоаппаратом не ...

    Подробнее...

     
  • и мне тоже уж по х.. и мне тоже уж по х.. 07.08.2018 21:00
    последнее время все чаще чаще слышу про какого то позорбаева и страну казахстан все больше с гондурасом ...

    Подробнее...

     
  • Миха Миха 07.08.2018 19:03
    Сволочи! Они! Что и говорить, я лично не пойду на 10 августа, день ж.д прошел... Пошли они со своими ...

    Подробнее...

     
  • Мне по х.. Мне по х.. 07.08.2018 17:06
    кто? кто? ))) конь в пальто :lol: Вот кто ваш хозяин! падете в пятницу и увидети своего хозяина!

    Подробнее...

     
  • Серега Серега 05.08.2018 23:16
    Витек, ты явно кушмурунец! Но я скажу больше! Все кто перенес законный праздник, праздник железнодорожника!

    Подробнее...

Полезные ссылки:

 

 

Авторизация

Почтовый индекс п.Кушмурун: 110406 Часовой пояс п.Кушмурун: UTC+6  Код п.Кушмурун: +7-71453


Визитная карточка ст.Кушмурун
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 голос)

Беспокойные сердца. Из истории Кушмуруна "Знамя победы". 1968 год На ударной стройке

            Разгар лета 1939 года. Несколько дней эшелон с переселенцами-строителями находится в пути. Днем в вагонах духота. Люди с нетерпением ждут вечера, ночной прохлады. А тогда… Тогда постепенно воцаряется тишина. Засыпают дети и взрослые.

            Однообразен перестук колес вагонов – та.. та.. та… Который день подряд! Лежа на полке в окружении узлов, думаю. Сегодня опять взрослые спорили. Я так и не поняла, что же представляет собой Казахстан. Степи, юрты, стада животных иди знойные ветра и песчаные бури. Одни волновались,раскаивались, что поехали. Другие уверены в себе и своем решении ехать на строительство железнодорожной линии Акмолинск – Карталы.

            По железной дороге мы прибыли в Кустанай. Из окна вагона виднелся большой пустырь, за которым начинался город. Так произошло первое знакомство с Казахстаном.

            За нас, детей и подростков, все решали взрослые. Ребятня смотрела во все глаза на окружающее, бегала, резвилась и играла, пока не подали автомашины. В суматохе было не до вопроса: куда? Грузятся, значит надо ехать…

            Тряская дорога. Она почему-то запомнилась и ее часто вспоминаю. Тогда ведь не было ни асфальтированной автотрассы, ни автобусов. Степь, леса. Все новое, интересное. И не известно, где же будет конечная остановка.

            Наконец, показались озера, окруженное ими село.

            - Вот и приехали, - сказал кто-то из взрослых. Усталость, как рукой сняло. Засуетились все. Смотрела и радовалась окружающему.

            - Здравствуй, село Семиозерное!

            В то время здесь находился штаб третьего прорабского пункта второго строительного участка строительства железнодорожной линии Акмолинск – Карталы. В селе разместились и жили семьи строителей. Здесь была контора прорабского участка, пекарня, столовая.

            За взрослыми – не поспеть, но и сидеть без дела до начала учебного года не хотелось. Восемь классов, которые уже были за плечами, сослужили мне добрую службу. Я – строитель! Не верилось, но это стало явью. Два месяца проработала с людьми, которые возводили железнодорожную насыпь. Вела учет работ в конно-скреперной колонне.

            Насыпь железнодорожную сыпят и сыпят. Незаметно, но движемся вперед. Землю подвозят скреперами, в которые впрягали по две лошади, носят носилками. Слышится задорный посвист, песня, видна трудовая удаль молодых строителей.

            Между 72 разъездом и рекой Убаган стоял палаточный городок строителей. В палатках жили рабочие, в палатках располагалась администрация, столовая, продовольственный склад. В реке Караганка ловили рыбу, из окрестных сел строителями привозились арбузы, дыни. Стройка была комсомольской. Вот почему на строительстве работало столько приезжей молодежи. Немало было и местной – казахской.

            Трудно сейчас вспомнить фамилии молодых строителей. А как нужно, необходимо это! Я хорошо помню комсомольские собрания. Они проводились в палатке, а то и просто под открытым небом. Разговоры велись на собрании на двух языках: русском и казахском. Речь каждого выступающего здесь же переводилась на казахский с русского или наоборот.

            В перерывах были песни, шутки, танцы. Бывало бухгалтер комсомолец Дмитрий Митягин возьмет в руки баян. Побегут пальцы по клавиатуре. Стихнут голоса. И не слышно в степи, как где-то стрекочет кузнец, всхрапывает лошадь. Мелодия все отчетливей и отчетливей. Сильнее набирает голос баян.

            Тут уж забыта усталость. Все внимание уделено самодеятельным артистам. Особенно запомнились песни в исполнении рабочих Лени Казарцева и Саши Умбеталиева. 

Прощайте, детство и юность

            Я часто бываю в Семиозерном по служебным делам. Смотрю – и радость полнит мое сердце. Как все изменилось все вокруг. Хорошеет село, обновляется его вид. Дорога и по сей день улица Зеленый Клин, с которой связано так много в юности.

           … Пришла осень. Вступил в свои права новый учебный год (1939-1940). Начались занятия. Дети многих строителей жили в интернате на Зеленом Клину. Отсюда бегали в школу, здание которой сохранилось и по сей день у озера «Учительское».

            Пришлось и мне оставить наряды, записи учета работы. Проститься с дружным и веселым коллективом строителей железной дороги и засесть за учебники.

            Зима прошла незаметно. Вступило лето в свои права. Пока мы учились, дорога росла и росла, все дальше удаляясь от Семиозерного. Летом 1940 года строители уже жили в вагонах, землянках и палатках на станции Кушмурун. Прибыли туда и мы. Поразила полынь. Ее густые заросли покрывали огромный массив. В окрестностях было много озер, шумела ковыльная степь, которая весной покрывалась тюльпанами.

            Прибывали люди. Рос поселок. Нам- старшеклассникам – прибавилось работы. Комсомольцы проводили индивидуальную работу по борьбе с неграмотностью, охватили переписью детей, которые должны были пойти осенью в школу. В числе активистов были Нина Шуева, Ваня Кузьменко (ныне Иван Петрович Кузьменко, зам директора средней школы №200), Лида Андреева и другие.

            Незаметно подошла осень – пора учебы. Как ни старались строители, а школу им не удалось полностью сдать в эксплуатацию. Это был обыкновенный восьмиквартирный жилой дом, приспособленный под школу. Не оштукатуренные оказались стены классов. Но это не помешало нам учиться хорошо и прилежно.

            В десятом классе нас было шестеро. Кроме тех троих, с которыми я проводила перепись, были Леня Алексеев и Мища Стукалов. Я была старшей пионервожатой в школе. Тогда не было освобожденных пионерских работников, были не те условия. Но мы работали. Организовали пионерские сборы, проводили комсомольские собрания. Помогали нам во многом учителя.

            Будни проходили незаметно и быстро. Неожиданностью для нас шестерых было известие 17 октября 1940 года 10-й класс закрыли в виду малочисленности. Нас ждал город Акмолинск. Там пришлось заканчивать 10-й класс в школе №30 Омской железной дороги летом 1941 года.

            Наши мечты. О чем мы не мечтали, какие только не строили планы на дальнейшую жизнь. Но пришло 22 июня. Тревожные гудки паровозов нарушили тишину. Со всех концов поселка бежали люди. На площади станции начальник политотдела отделения товарищ Кентенауов открыл митинг…

            Тяжелым испытанием для всей нашей Родины, в том числе и для железнодорожников Кушмуруна, была война. Сколько замечательных людей ушло на фронт со станции. До 17 мая 1942 года шла массовая мобилизация. Потом вышло постановление Государственного комитета обороны об ограничении призыва в Советскую Армию специалистов ведущих профессий железнодорожного транспорта.

            На смену ушедшим на фронт мужчинам пришли женщины и молодежь. В военное время разрешалось на отдельных должностях, связанных с движением поездов, работать подросткам, достигшим 17-летнего возраста. Они стали кочегарами паровозов, младшими стрелочниками на постах, кондукторами. А у станков в локомотивном депо, на строительных работах были подростки еще моложе. 

Все для фронта! Все для победы!

            В Казахстан пришла осень, а с ней все больше возрастала необходимость защитить участок новой железной дороги от заносов снежными буранами. Непочатый край работы был и на самой дороге. Необходимо подымать и укреплять железнодорожное полотно, строить путевые здания и сооружения, ставить постоянные заборы для защиты от заносов, подводить водопровод и т.д. Весь объем проделанной работы раскроется в факте: первые поезда пошли через железнодорожную станцию Кушмурун в феврале 1940 года, а в постоянную эксплуатацию участок железнодорожной магистрали Карталы – Акмолинск был сдан только 15 января 1943 года.

            В каких условиях и как доводилось трудиться людям, чтобы довести начатое в мирное время строительство до конца?!

            В предприятиях, организациях станции работало свыше четырехсот комсомольцев. Крупные комсомольские организации были в паровозном депо, вагоноремонтном пункте, в железнодорожной больнице, милиции, на станции и в строительном участке. Комсомольскими вожаками здесь были машинист паровоза Василий Добрица, осмотрщик-автоматчик Ваня Лысак, медсестра Тоня Омельченко, сотрудник КГБ Николай Полковниченко, дежурный по станции Трофим Степанов, рабочая стройучастка Тоня Колотеева.

            Холодные осенние 1941 года. Каждый из нас трудился на определенном месте. Это была основная работа. Но была и такая, которую надо было делать кому-то без промедления в срочном порядке и в больших объемах. На станции копали ямы, укладывали трубы водопровода, устанавливали столбы для электросети. Ребята приходили полусонные, полуголодные и видели, что старшие товарищи – наши наставники – уже на работе, кирками и лопатами долбят землю.

            - Наш труд нужен, необходим. Надо сделать, ребята, - говорил в эти дни Макар Васильевич Гуменный – помощник начальника политотдела по комсомолу. Чернявый, коренастый одессит был «душой» многих трудовых начинаний комсомольцев и молодежи узла. Мы делали всю необходимую работу, сознавая, что этим крепим боевую мощь Армии.

            Для сооружения заборов требовалось много леса. И на этот фронт работ был направлен комсомол. Около ста человек проводили лесозаготовку, погрузку бревен на разъезде №10 (сейчас разъезд №70). Ручная погрузка бревен на платформу!

            Холод давал о себе знать и вагонах, где жили комсомольцы. Особенно нестерпим он бывал под утро, когда хотелось поспать, набраться побольше сил на рабочий день. А холод пробирался под одежду, гнал напрочь сон. Ныли от тяжелой работы руки и плечи, иногда хотелось бросить все и лечь на землю. Вздохнуть полной грудью и лежать, лежать просто так, чувствуя прилив сил…

            В военное время была карточная система. Случалось, работая на погрузке, молодежь не могла вовремя покушать. Не было хлеба, не успели или не имели возможности подвезти. И тогда из числа работавших выделялась группа. Она шла за 13 километров на станцию Аманкарагай по шпалам, чтобы получить по карточкам хлеб. Никто не роптал на трудности. Напротив, в лесу раздавались шутки, смех, песни. Были они там, где работали Вера Резниченко, Тоня Колотеева, Зина Анисимова, Катя и Аня Алексеенко, Шура Шульга, Яков Матюха и многие другие.

            Лес заготавливали, а ямы для установки защитных заграждений пришлось копать тогда, когда земля уже была мерзлой. Ребята долбили ее кирками, ломами, но задание было выполнено. Надежный заслон от снежных буранов железнодорожная линия получила.

            Было бы не верно рассказывать только о труде ребят. Ведь мы были в таком возрасте, что хотелось попеть и потанцевать, и поделиться вслух своими мыслями. У нас был клуб – недостроенное помещение (не оштукатуренные стены, между бревнами виднелась пакля). Но мы были рады ему. Здесь у нас был молодежный штаб. Сюда приходили, здесь мы собирались на массовые общемолодежные воскресники. В клубе работала библиотека, функционировали курсы медицинских сестер, училась молодежь военному делу, работали курсы по подготовке начальников групп самозащиты.

            Каждую неделю четыре раза обучались комсомольские активисты военному делу в клубе. Отсюда молодежь брала старты на переходы в противогазах до реки Убаган и обратно, пешие походы от станции Кушмурун до станций Аманкарагай, Кайбагор. В походах с нами были медицинские сестры с неразлучными сумками с красными крестами Шура Алешина, комсомольский вожак больницы Тоня Омельченко.

            Помню, в конце августа 1941 года в воскресный день рано утром молодежь пришла к своему штабц – клубу на военные занятия. Провели занятия и так строем мы пошли на станцию. Сели на платформу, загруженные балластом и поехали на 76 разъезд (станция Челгаши) выгружать. За работой не заметили, как собрались тучи и пошел дождь. Разгрузили балласт уже мокрыми. Возвращались домой в двенадцатом часу ночи на платформах мокрыми и голодными. Приуныли было, но Макар Васильевич Гуменный, улыбнувшись крикнул:

            - Запевай, ребята!

            И мы поехали с песнями.

            Часто приходилось выезжать с поездами, нагруженными балластом, в воскресные дни и даже ночью. Однажды был у нас вечер молодежи в клубе. А со станции сообщили – прибыла балластная вертушка (поезд из 20 платформ с песком). Ее надо было разгрузить на перегоне Кайбагор – разъезд №75. Узловой комитет комсомола обратился к молодежи. Никто не сказал ни слова против. Быстро собрались и поехали. Разгрузили балласт, домой приехали утром и все сразу же пошли на работу.

            Немало труда вложила молодежь на укрепление берегов реки Убаган у моста, чтобы не размывали вешние воды железнодорожный путь. Сколь там уложено песка, щебня, камней! И все это сделали молодые руки. В ту пору сильно разливалась река Убаган. Особенно сильный разлив был весной 1941 года, когда вода пришла в поселок, размыла железнодорожное полотно, было нарушено движение поездов. Срочно пришлось восстанавливать заново.

            В военное время работали в две, а зачастую и в три смены. Поезда водили паровозами. На склад топлива станции прибывало много угля. Рабочих рук для разгрузки не хватало. Окончив рабочую смену, молодежь и комсомольцы без всякой дополнительной оплаты шли на склад топлива и разгружали уголь. Активное участие в этой работе принимали дежурный по станции Трофим Степанов, комсомольцы движенцы Миша Луник, Надя Давыдова, Дубейко и другие.

            Сколько беспокойств доставляла зима. По железной дороге шли эшелоны на фронт, продвигались составы с углем к домнам Магнитогорска. Снег, бураны переметали уязвимые места. Особенно сильно заметало железнодорожный путь в Кабагоре. До железнодорожного полотна добирались только тройной перекидкой снега. Холод, ненастье.             Ряд профессий на железнодорожном транспорте не доступен сейчас женщинам. Запрещено работать им котельщицами, кондукторами, машинистами, помощниками, кочегарам паровозов. Тогда никаких ограничений не было. Девушки заменили мужчин на многих ответственных местах. Зоя Шаркова работала машинистом паровоза, кочегарами были Пана Старикова и Пана Буткеева, Маша Тюрина, Таня Бородина, Юля Белицкая, кондукторами – Александра Федорова, Наташа Сидорюкова и многие другие  

Комсомольцы и молодежь не только работали физически, вкладывая свой труд в дело победы над врагом, но оказывали фронту и материальную помощь. Почти в каждой семье станции готовились подарки. Вязались носки и рукавицы, готовилось теплое белье, махорка, шарфы и т.д. Все это делалось после работы, при свете керосиновой лампы, а то и просто у открытой дверки печи.

            Через Кушмурун из Акмолинска на фронт шли составы с войсками. Их встречали жители поселка с подарками. Помню случай зимой 1941-1942 года. Молодежь Кушмуруна подготовила ящики с подарками следующему на фронт эшелону. Нас предупредили заранее, а тут неожиданно разыгрался буран. Время прибытия эшелона было известно, но молодежь – вечно спешит.

            Пришли рановато на станцию (тогда еще вокзала не было) и замерзли. Мы стояли и дрожали, а рядом были ящики с подарками, где были теплые носки, чулки, рукавицы, перчатки, платочки, носовые, табак, папиросы. Прибыл наконец на станцию воинский состав. Мы встретились с командиром эшелона капитаном Овсянниковым. Он принял подарки от комсомольцев и молодежи узла, а нас пригласил в вагон. Здесь представителей молодежи угостили вкусным солдатским борщом. Долго мы переписывались с воинами, читали их письма на комсомольских собраниях.

            Большое оживление произошло, когда узнали в поселке, что в Кустанае открыли военный госпиталь. Кушмурунцы взяли шефство над ним. Было собрано много постельного белья, наволочек, простыней, одеял и книг. Собирали посылки. А отправлять их приходилось по-разному. В большинстве случаев их везли в вагонах, загруженных углем до станции Аманкарагай. Оттуда шли пешком и несли ношу. Тогда не было автобусов, а грузовая машина – за редкость.

            Как только началась война, то радиоприемники, которые были у населения, изъяли из пользования. Остался радиоприемник в политотделе. Как доводить сводки Советского информбюро населению? Вначале во время передач из Москвы (последние известия) слушали 3-4 человека и записывали их. Потом уточняли, сопоставляли, обобщали текст.

            Вскоре небольшую группу грамотных товарищей – комсомольцев во главе с секретарем политотдела коммунистом Федором Яковлевичем Щербатенко утвердили принимать последние известия. Запись сообщений проводились в три часа ночи, когда специально велась передача для газет. В этой группе была Зина Абрамова (секретарь узлового комитета комсомола) и я. До мая 1943 года мы принимали сводки в политотделе, а с мая – в нашем штабе (в клубе) до конца войны. Ночью принимали известия, переписывали их от руки много раз и уже к началу рабочего дня сводка доходила до населения. В начале войны еще была чистая бумага. Потом сводки стали писать на архивных бумагах или на чистой стороне документа. Использовалась бумага исписанная карандашом. Мы писали чернилами на ней, и люди читали. Радовались победам наших доблестных воинов и еще с большей энергией трудились на предприятиях в организациях, водили поезда, перевозили грузы, технику.

            Четыре года. Тяготы, лишения и испытания. Недосыпали и недоедали, но сделали все необходимое, что требовалось. Каждая радостная весть теплой волной касалась, отогревала зачерствевшие сердца, лица трогали улыбки, текли слезы. Слезы радости, надежд…

            День победы. И снова шли эшелоны. Теплушки, техника на платформах. Теперь уже на Восток, поближе к Японии.

На мирном фронте

            Радость победы придала сил. Мы – кушмурунцы находились в глубоком тылу, но чувствовали в повседневной работе, возрастающем грузообороте: сил надо очень много. Надо очень многое сделать, чтобы обрели прежний вид разрушенные города и села, тучной нивой заколосились поля сражений и битв.

            В первые послевоенные годы нелегко было нашей молодежи. Особенно запомнился 1946 год. Целое лето шли обильные дожди. Урожай удался хороший. Ведь земли то у нас хорошие, лишь бы дожди шли. В колхозах людей не хватало: основной объём работ выполняли женщины, подростки. Колхоз имени Кирова (сейчас отделение №4 совхоза «Шоптыкольский») был подшефным кушмурунцев. Урожай здесь выдался на славу. С уборкой зерновых колхозники не справились вовремя, а тут пришла еще новая беда. Выпал снег и неубранные валки пшеницы остались под снегом. А что значил в то время пуд хлеба! Ведь приходилось считать каждый колос, каждый килограмм зерна. И вот из под снега пришлось убирать хлеб молодежи узла. Были сформированы бригады по 12-15 человек. У вагончиков, к примеру, работало в бригаде 14 девушек и один пожилой мужчина. Работала здесь и комсомолка Аня Алексеенко.

            Большого внимания требовала к себе и основная работа. Перевозилось большое количество народнохозяйственных грузов по железной дороге. И требовалось немало усилий, чтобы обеспечить бесперебойное движение. Основную тяжесть несли молодежные коллективы локомотивного депо, пункта ремонта вагонов, станции.

            В паровозном депо секретарем комсомольской организации была инициативная девушка расценщица Надя Гущина. Энергично работала молодежь. В цехах депо трудились комсомольско-молодежные бригады: в механическом цехе, в цехе теплой промывки. По инициативе комсомольской организации было взято шефство над многими локомотивами. Так появился в депо комсомольско-молодежный паровоз №3807. Паровозную бригаду возглавлял комсомолец Володя Ефимов. Он был старшим машинистом паровоза. Помощниками машинистов на паровозе работали Алексей Тарасенко, Коля Гаврилов, кочегарами – Саша Михайлов, Рюрик Самойлов и Вера Шульга. Молодежь своими силами ремонтировала паровоз, он содержался в отличном состоянии. По инициативе Ефимова молодежные бригады добились мастерства в вождении скоростных тяжеловесных поездов.

            Сейчас железная дорога переведена на тепловую тягу. А тогда, водя эшелоны, приходилось учитывать количество угля, воды, способность локомотива выдерживать давление пара. Не каждая бригада рисковала брать и вести тяжеловесный состав.

            В жизни каждой организации узла не обходилось без воскресников. Собирали металлом, участвовали в ремонте паровозов, вагонов. Так прошло лето и зима первого послевоенного года. Работ не убавлялось. Хорошо помню, как летом 1947 года силами комсомольцев узла был произведен средний ремонт третьего станционного пути на станции Кушмурун.

            Известие о необходимости ремонта участка станционного пути поступило во все организации. Заранее были подготовлены необходимые материалы, сделаны пометки: где менять шпалы, производить подбивку, подъем пути, заменять рельсы. Работ много, а затягивать с ремонтом пути никак нельзя. Это понимали все: и телеграфистка Таня Кобзенко, и кондуктор Коля Вожжов, ребята из бригады комсомольско-молодежного паровоза Рюрик Самойлов, Алексей Тарасенко и многие другие, которые пришли на помощь дорожникам. Возглавил и руководил работами дорожный мастер Федор Васильевич Хатунцев. Хорошо потрудились в эти дни комсомольцы Надя Глущина, Нина и Слава Бердник, Григорий Вельгоша, Ваня Егоров, Анатолий Леньков, Зина Ладыгина, Зина Абрамова и другие.

            Выполняя необходимые работы, мы продолжали начатые в войну добрые традиции. Собирались в клубе, организовывали и устраивали быт. Взять хотя бы работу художественной самодеятельности. Ведь сейчас чего только нет в клубах, а у нас в первые дни вышло так, что никаких музыкальных инструментов не оказалось. Но мы собирались, не отсиживались по местам, а играли, пели и танцевали под свои же песни. И еще как было интересно!

            По своей инициативе молодой инженере паровозного депо Гриша Гайгер стал приносить свой патефон с пластинками. Работа еще более оживилась. А вскоре в клубе появилось трио: гитара, скрипка и мандолина. Душой его был все тот же Гриша. Он сам играл в ансамбле. Вместе с ним участвовали Чеботарев и Федор Шаромонов. Это были ребята из паровозного депо.

            Было где провести досуг и любителям шахмат. Руководил секцией Г.Гайгер. Он проводил занятия, организовывал турниры любителей. Работала спортивная секция. Руководил ею инженер паровозного депо Валерий Федорович Ставинчук. Сам он был штангистом и занимался тяжелой атлетикой. В клубе было всегда весело, несмотря на то, что мы плохо питались, много работали. Нам некогда было скучать.

            В почете у ребят была игра в волейбол. Была женская команда. В ней играли Валя Сорокина, Нина Леонтьева, Толстякова, Адамович Зина, Зина Анисимова. Вдохновителем этой команды была Валентина Ершова.

            Самодеятельные артисты! Их было очень много. Они не считались со временем отдыха, приходили на репетицию, готовили и давали жителям узла концерты. Хорошо помнят старожилы станции концерты с участием Якова Матюхи, Анфисы Гальченко, Веры Антоновой, Владимира Маслова и Сергея Павлова.

 Делегат IX съезда ЛКСМ Казахстана

            Годы не забыты, не забыты многие мои сверстники. И сейчас невольно возникает вопрос:

            - Что же именно сделал каждый комсомолец в послевоенные годы? Трудно пересказать – сделано очень много. Мой рассказа пойдет об одном из них – Александре Егоровиче Копнине.

            В 1947 году он поступил в железнодорожное училище №7 города Бийска. Два года изучал устройство и работу паровых установок, локомотивов, успешно сдал экзамены на помощника машиниста…

            А в локомотивном депо станции Кушмурун ширилось движение за создание комсомольско-молодежных бригад на паровозах. И на паровозе за номером 3829 работали уже комсомольские бригады. Старшим машинистом был здесь молодой коммунист А.А.Решетов. В этот коллектив и попал курсант А.Копнин.

            Добрая слава шла о коллективе. Машинистами в нем работали Анатолий Тажимбетов, Тюлютай Абжанов, помощниками – Анатолий Белогазов, Кабдым Локпаев и Петр Ворожцов, кочегарами Александр Белоконь, Григорий Гапонов. Третьим кочегаром на этом паровозе стал Саша Копнин.

            В дальнейшем Анатолий Азимович Тажимбетов член КПСС стал работать ревизором по безопасности движения поездов Кустанайского отделения дороги. Тюлютай Алиевич Абжанов тоже коммунист, работает ныне в депо машинистом-инструктором, получил высшее юридическое образование. Александр Белоконь сейчас работает помощником машиниста тепловоза.

            Три месяца Саша работал кочегаром на паровозе. Затем он сдал экзамены и стал работать помощником машиниста на паровозе до марта 1953 года.

            Он повысил квалификацию, накопил богатый опыт. Потом учеба в дорожно-технической школе г. Караганды на курсах переподготовки машинистов паровозов.

            … Дыхание весны. В открытое окно будки паровоза врывается пьянящий весенний воздух. Чуть склонив голову на бок, Александр Егорович смотрит вперед. Кажется, что эти четыре года, после окончания железнодорожного училища, а он уже машинист комсомольско-молодежного паровоза, руководит коллективом.

            В апреле 1955 года паровозный парк депо менялся на паровозы серии «Л». А.Е.Копнин стал работать старшим машинистом на «лебедянке» за номером 5056. В состав бригад вошли машинисты Иван Тукмачев, Владимир Хазимов, помощники машинистов Виктор Лотарцев, Василий Андросюк, Иван Попов, кочегары Николай Долженко, Виктор Коренков, Владимир Мурыкин. До 1958 года работал старшим машинистом на комсомольском паровозе.

            За добросовестное отношение к работе бригады неоднократно поощрялись: получали благодарности, денежные премии. А старший машинист А.Е.Копнин дважды награждался министерским значком «Отличный паровозник».

            Александр Егорович Копнин был не только хорошим старшим машинистом, но и отличным организатором молодежи. С 1950 по 1959 год Александр Егорович был членом комитета комсомола локомотивного депо. Был избран делегатом съезда ЛКСМ Казахстана. С 1959 года он коммунист.

            По стопам отца пошли сыновья Николай, комсомолец, окончил школу, работает слесарем в локомотивном депо. Леонид окончил восемь классов, дочь Татьяна сейчас учится в восьмом классе. Хорошо живет большая и дружная семья Копниных. А сколько таких у нас на узле?

           Э.Глазунова, заведующая кабинетом политпросвещения парткома узла ст.Кушмурун -1968г

Добавить комментарий

 


Защитный код
Обновить

10 последних комментариев

Яндекс.Метрика